Эпилог. Осколки мечты. Джим Моррисон: Жизнь, Смерть, Легенда

Джим Моррисон

К тому времени университетская среда идентифицировала Джима Моррисона, как поэта. Уоллис Фоули, известный биограф Артюра Рембо, начал преподавать поэзию Джима в университете «Duke». Подобные курсы были предложены в «Йельском университете», «Стэнфорде» и других учебных заведениях…

«Джим всегда хотел стать колоссом, - позднее сказал Робби Кригер. – Он хотел стать, как Beatles, и чтобы вокруг были девушки, которые выглядели бы так, словно спустились с небес. Но в те дни ничего подобного не было. Но будь Джим сегодня здесь, ему бы это понравилось. Потому что сейчас Beatles, Stones и Doors – это колоссы, понимаете?»

С.Дэйвис: «В августе 2001, за месяц до того, как Америка оказалась перед лицом новой реальности, я читал журнал «Rolling Stone» у голубого бассейна на юге Франции, когда мне на глаза попалась статья «Незабываемый огонь» Микаила Гилмора, посвященная памяти Джима Моррисона, со дня смерти которого прошло тридцать лет. Вместо того, чтобы ходить, как обычно, вокруг да около, используя прежние клише касательно Doors, Гилмор сосредоточился на Джиме, как на безумно любящем, сострадательном человеке, который направил свое безумие и суицидальные помыслы на создание мрачных, но от того не менее прекрасных работ, оставшихся после его смерти. Закончив читать статью, я задумался, вспоминая, как впервые увидел Джима Моррисона, когда он вышел на сцену ныне разрушенного бостонского театра с пейотной звуковой аурой Doors, пульсирующей за его спиной. Выступление было таким зажигательным, а концерт, под руководством Джима, таким клёвым, что это изменило всю мою жизнь в тот вечер. Это была энергия, частью которой мне хотелось быть каждый день на протяжении всей моей жизни.

В те дни я не знал, что, по крайней мере для Джима Моррисона, эти выступления были настоящей мукой.»

ОГЛАВЛЕНИЕ



Нашли ошибку, напишите на admin@vavikin-horror.ru или в комментарии. Вместе сделаем перевод книги лучше :)

Сейчас главы выкладываются сразу в процессе перевода, в черновом варианте. После завершения перевода всей книги, текст будет окончательно вычитан и выложен в свободный доступ для скачивания в fb2 и др. форматах. Спасибо всем, кто уже помог с вычиткой!



Эпилог. Осколки мечты

Джим Моррисон: очень странная история – что он утонул в ванне в Париже. Это выглядит чертовски странно. Я никогда не верил, что такое могло случиться.

Уильям С. Берроуз

Смерть Джима Моррисона в Париже в июле 1971 года стала coup de grace (завершающий удар фр.) для шестидесятых Америки. «Изменим настроение от радости к страданьям» - эти строчки довольно точно предсказали закат коммунных идеалов шестидесятых - протест, преобразование, эмоциональная напряженность, быстротечность жизни, расширение самосознания и становление новой жесткой реальности семидесятых. Главным бенефициаром диких калифорнийских шестидесятых стал Рональд Рейган, который вошел в историю, как консерватор, проводивший сначала свою политику в роли губернатора штата, а в конечном итоге в качестве президента.

Смерть Джима стала последней в череде вымирания рок-звезд, первой в которой была смерть Брайана Джонса, затем Джимми Хендрикса и Дженис Джоплин. После смерти Джима их места заняли молодые музыканты, создавая новую музыку: Брюс Спрингфилд, Aerosmith, Боб Марли. В Англии Дэйвид Боуи и T-Rex поднялись из андеграунда, создав музыкальное движение «глэм»; какое-то время вначале семидесятых поп-миром правили феминисты. К 1975 году музыкальное движение, которое помогал создавать Джим Моррисон, превратилось в мамонта, многомиллионную индустрию звукозаписи, туров и мерчендайзинга, где до конца десятилетия доминировали Led Zeppelin.

Война во Вьетнаме, столь презираемая Джимом, тянулась до 1975, закончившись победой коммунистов. Были убиты почти пятьдесят пять тысяч американцев и три миллиона вьетнамских жителей. Неожиданно новое поколение пожелало стереть память о шестидесятых, как и предсказывал Джим, своим новым оружием массовой культуры разрушения – панк-роком.

Призрак Джима Моррисона постоянно появлялся в новом музыкальном движении тенью недавнего прошлого или, вернее, другой эпохи.

Памела Курсон вернулась в Лос-Анджелес спустя несколько дней после смерти Джима, и начала на протяжении следующих трех лет играть безумную роль Офелии. Подтвержденной информации о том, что происходило с Памелой в тот период мало, поскольку она жила как дама легкого поведения в тени наркотической зависимости, горя и нечастных маниакальных синдромов.

Восстановившись после выпавших на ее долю испытаний в Париже, она попыталась начать жизнь в Эл-Эй, как «Памела Моррисон». Она разговаривала со своей собакой, словно это был Джим. О нем она говорила всегда в настоящем времени, как если бы он был жив. Бухгалтер поставил ее в известность, что состояние Джима, единственной наследницей которого она была, не может больше спонсировать ее бутик, пока суд не признает права на наследство, что может затянуться на годы. Памелу так взбесило это известие, что она въехала на машине в витрину магазина. В ноябре 1971 она оформила документы, чтобы получить наследство, которые, как говорят, включало две нефтяные скважины в Калифорнии и пастбищные земли. Другие Doors тут же тоже заявили о своих правах на наследство Джима, заявив, что ему были выданы огромные денежные авансы. Последовавшие в результате этого судебные тяжбы оставили Памелу практически без гроша.

Памела переехала в район залива Сан-Франциско в 1972. Какое-то время она находилась в Болинас с Эллен Сандер. Затем жила в Сосалито с друзьями. Испытывая сильное чувство вины, она могла сидеть часами у телефона, ожидая звонка от своего парня. Рэй Манзарек столкнулся с ней в Сосалито и хотел спросить, что случилось в Париже. Но увидев его, она была так поражена, что могла только рыдать в его объятьях.

Немного позже Памела связалась с Майклом Макклюром по поводу уцелевших стихов Джима. Она дала ему на время кожаное портмоне, которое он описал, как «саквояж доктора», содержащее заметки и поэмы Джима: все систематизированы и подшиты. Вскоре Макклюр вернул сумку, выразив удивление тому, что позднее назвал «чудеса порядка», и сказал Памеле, что есть шанс опубликовать работы.

В конце концов Памела вернулась в Лос-Анджелес. У нее были близкие связи с молодым рок-музыкантом и пожилым французским дипломатом. Она продолжала принимать героин и постоянно испытывала проблемы с деньгами. Чтобы выкарабкаться, она продала свои украшения, книги Джима и все, что было не приколочено. (Она смогла сохранить свою маленькую коллекцию «Люггеров»). Ее выселили из квартиры в Голливуд Хиллс за неуплату ренты, после чего она перебралась в квартиру на первом этаже с выходом в сад в Западном Голливуде. Пол Ротшильд говорил, что Памела часто появлялась у него дома с внушительными запасами героина и барбитуратов. У Ротшильда она проводила много времени, рыдая и повторяя снова и снова: «Я просто не могла контролировать его».

У Памелы было много врагов. Некоторые верили, что она убила Джима Моррисона, чтобы получить его деньги. Были люди, которые просто хотели, чтобы Памела страдала. Появлялись слухи, что она занимается проституцией, но источники слухов всегда вели к тем, кто ненавидел ее. (Вероятно, какое-то время она находилась на содержании у богатого француза). Другие Богом клянутся или пишут в книгах, основанных на сомнительных источниках, что Памела призналась, что убила Джима случайно, сделав ему внушительную дорожку из «китайского белого» вместо кокаина. Никто не считал, что она была способна на это, но никто и не вступился за нее, сказав, что подобного не могло случиться.

Doors судились с Памелой не один год. У нее совсем не было денег. Поддержку осуществляли родители и друзья. Судебные процессы сваливались на ее голову подобно летучим мышам, летящим на солнечный свет, вплоть до начала 1974, когда стороны, казалось, наконец пришли к соглашению. Затем Doors снова подали иска касательно имущества Джима, продлевая агонию. В апреле суд признал Памелу законной наследницей Джеймса Дугласа Моррисона, поставив точку в спорах с Doors. Первичная выплата Памеле, чтобы нормализовать ее бедственное финансовое положение, составила двадцать тысяч долларов.

Друзья Памелы, говорят, что она немного пришла в себя, после того, как все устаканилось. Другие говорят, что это повергло ее в еще большее уныние. Она купила желтый «Volkswagen Beatle». Поехала в «Saks Fifth Avenue» и купила норковую накидку. Позвонила своим знакомым и, как говорят, заказала унцию «китайского белого».

Люди, с которыми она жила, нашли ее мертвой на диване в гостиной днем 25 апреля 1974. Сначала они подумали, что она задремала и дали ей поспать несколько часов, пока это не начало казаться странным. Затем они заметили, что она не дышит. Прибыли копы. Живший в доме мужчина, сказавший, что знал Памелу и Джима, был допрошен по вопросу принимала ли Памела героин. Он высказался о том, что ее «муж» умер от передозировки героином в Париже три года назад, и что Памела говорила будто скоро встретится с ним. Памелу вынесли из дома, а когда закатывали в машину неотложки, ее рыжие волосы свесились через край тележки. Коронер мог назвать смерть суицидом, но вместо этого определил сильный отек легких. Вскрытие показало, что у нее была серьезная инфекция мочевого пузыря.

Рэя Манзарека попросили сыграть на богослужении в память о Джиме и Памеле, организованную в «Forest Lawn Cemetery» в понедельник 29 апреля. Рэй сыграл «When the Music’s Over», «Love Street» и «Crystal Ship». (Во время церемонии кто-то ограбил квартиру Памелы, в результате чего пропали некоторые вещи Джима Моррисона). Неизвестно, поднимался или нет вопрос о том, чтобы захоронить прах Памелы в Париже рядом с Джимом, но позднее останки были захоронены под мемориальной стеной с надписью «Памела Моррисон» на кладбище в графстве Оранж.

Неделю спустя судья по наследственным делам присудил Памеле полмиллиона долларов и четверть будущих роялити Doors, сделав мертвую девушку виртуальной миллионершей. Позднее всплыло, что ее семья говорила о вероятности убийства Памелы, подозревался, как говорят, член семьи Моррисонов. Расследование не дало никаких результатов для судебного разбирательства. Поскольку Памелу умерла, не оставив завещания, все имущество Джима Моррисона, включая прибыли, связанные с его литературным и музыкальным наследием, перешли к родителям Памелы – Корки и Мари Курсон. Немногим позже, в 1975, адмирал Моррисон, ушел в отставку из ВМФ, и семейство Моррисонов обратилось в суд, желая получить часть наследия Джима. Несколько лет спустя, Моррисонам присудили половину финансового наследства Джима, но оставили его творческое наследие Курсонам.


Doors продержались недолго после смерти Джима. Рэй Манзарек был зол, что Билл Сиддонс не настоял, чтобы ему показали труп Джима, и годы спустя Рэй, казалось, так и не смог поверить, что Джим действительно умер. О воскрешении Джима Моррисона группе доложили почти сразу. Его видели в Париже, в Танжере, Новом Орлеане и Сан-Франциско в первый год после смерти. Но когда Джим не появился на осеннем сборе Doors в 1971 году, они поняли, что он действительно ушел из группы. Затем записали два альбома, как трио, и распались, дав последний концерт в сентябре 1972 года.

Робби Кригер подвел итог жизни Doors, после того, как ушел Джим Моррисон: «Долгое время мы втроем противостояли Джиму. А когда его не стало, мы начали бороться друг с другом».

В 1977 звукорежиссер «Electra» Джон Хини заново изучил пленки с поэтическими чтениями Джима. Используя те, что датировались в основном 1969 (и объединенные записи вокала других источников), «Electra» выпустила в конце 1978 «Американскую молитву», как совместный альбом Doors/Джим Моррисон. По сути это был посмертный альбом, с новой музыкой, похожей на ту, что играли Doors в «L.A. Woman». Вложенный буклет представлял записи Джима и его бессмысленные рисунки. «Американская молитва» в действительности была обыкновенной компиляцией; настоявшаяся энергия вокала Джима и его сюрреалистичные образы были разбавлены музыкой, подходившей, по мнению критиков, разве что для частных вечеринок. Пол Ротшильд, не работавший над альбомом, назвал «Американскую молитву» «изнасилованием Джима Моррисона».

К десятой годовщине смерти Джима Моррисона, интерес к его легенде возрос. Фрэнсис Форд Коппола использовал эпический «The End» бывшего одноклассника в шедевре о вьетнамской войне «Апокалипсис сегодня», напоминая о ключевой роли Doors, как эха эры бунтов и неистовства. (Дэйвид Робинсон, подготавливавший саундтрек, отыскал стаккато Джима с «fuck-fuck-fuck» на старых черновых записях, и сделал ремикс, чтобы подчеркнуть неистовство). Приурочив к выходу в 1980 году фильма «Апокалипсис сегодня», «Electra» выпустила четвертый сборник Doors «Greatest Hits», быстро разошедшийся к удивлению лейбла среди молодого поколения, не заставшего группу, тиражом в два миллиона экземпляров.

Эти же ученики выпускных классов превратят первую биографию Джима Моррисона в бестселлер в тот год. Рукопись «No One Here Gets Out Alive» (Никто не выйдет отсюда живым), найденную Джерри Хопкинсом, отвергли все большие издательства. После этого текст переработал Дэнни Шугермэн (и, как говорят, Рэй Манзарек), включив материалы, о которых знал только узкий круг Doors. Вышедшая в 1980-ом первая биография, рассказывающая о главной звезде шестидесятых, сразу стала популярной, закрепив в общественном сознании образ Джима Моррисона, как безумного поэта, бунтаря, засранца и трагической легенды Америки. Конец книги был идиотским, предполагая, что Джим Моррисон мог инсценировать свою смерть.

Друзья Джима Моррисона знали, что это невозможно. Они говорили, что он никогда бы не доставил Памеле Курсон столько боли, сколько она пережила после его смерти. (Некоторые из близких друзей Джима назвали эту сомнительную книгу «Куча лжи и ничего больше»).


Том Бейкер умер от передозировки в 1984. В 1985 Боно во время концерта с U2 спарадировал Джима Моррисона. В тот год Doors выпустили видео компиляцию «Dance on Fire» (Танцы с огнем), где использовались нарезки шаманических движений Джима в «Feast of Friends». Впервые молодые фаны смогли увидеть волнительные беспорядки и страсть, бывшие неотъемлемой частью выступлений Doors.

В 1986 на кладбище «Пер-Лашез», на заброшенной могиле без памятника, были пойманы два человека, пытавшихся выкопать Джима. После этого участок наконец-то обзавелся массивным гранитным кубом с именем Джима и датами, выбитыми на камне. Затем скульптор из Югославии решил установить жуткий бюст Джима на надгробие, просуществовавшее около года, изуродованное рисунками и отпечатками напомаженных губ, пока не было украдено. На протяжении пятнадцати лет могила Джима была важной остановкой в путешествиях хиппи, среди которых были, как туристы, так и бродяги, включавшие «Пер-Лашез» в свои европейские путеводители. Скабрезные и оскорбительные граффити по всему кладбищу указывают дорогу к мрачной могиле, где собирались подростки бренчать на гитарах, курить дурь, жечь свечи, читать вслух стихи Джима, пить вино, и оставлять цветы, косяки, колеса, моментальные фотографии, демо-записи и горы дешевых пластмассовых зажигалок.


В 1988 умерла Нико, упав с велосипеда недалеко от своего дома на средиземноморском острове Ивиса. В тот год Фрэнк Лисиандро начал редактировать записные книжки, которые Курсоны отыскали в вещах Памелы. (Ее отец и дядька, как говорят люди, поехали в Калифорнию после смерти Памелы, пытаясь забрать ее машины). Поскольку «The Lord and The New Creatures» продолжали ежегодно продаваться по несколько тысяч копий (неплохое количество для сообщества американских поэтов), наследие Джима было издано в 1989 году вторым изданием «Wilderness: The Lost Writings of Jim Morrison». (Нетронутая территория: Утраченные записи Джима Моррисона). Это издание обобщало разные материалы из записных книжек, звукозаписей и опубликованных в частном порядке поэм, как «Dry Water», «Far Arden» и «Ode to L.A. While Thinking of Brian Jones, Deceased».

Вскоре после публикации некоторые из закулисных друзей Памелы попытались продать тайные стихи Джима, которые она оставила в Париже, когда вернулась в Лос-Анджелес. Они находились в железном кейсе с надписью «Колдовство 127», и рассматривались, как поэмы Джима, собранные в Париже. Наследники Джима обратились в суд, чтобы остановить продажи, и материалы были переданы Курсонам. Часть из них, включая безысходный «Парижский дневник» были опубликованы в 1990 году во втором посмертном издании под названием «The American Night» (Американская ночь).

К тому времени университетская среда идентифицировала Джима Моррисона, как поэта. Уоллис Фоули, известный биограф Артюра Рембо, начал преподавать поэзию Джима в университете «Duke». Подобные курсы были предложены в «Йельском университете», «Стэнфорде» и других учебных заведениях. Фоули позднее опубликовал курсы критики «Рембо и Джим Моррисон: Бунтарь, как поэт», где пытался признать законными настойчивые заявления Джима, что он не был тупоголовым рок-звездой. Он так же был поэтом, пожертвовавшим собой в гонке за величайшей целью, оставшейся неизвестной для других.


Рост легенды о Джиме Моррисоне сильно обязан Голливуду. Фильм Оливера Стоуна «Doors», представленный вначале 1991, заслужил одобрение. Стоун старался передать мутную, наркоманскую атмосферу, царившую вокруг Джима Моррисона, находившегося в южной Калифорнии в шестидесятых, искусно передав некоторые магические и хаотичные выступления Джима. Вэл Климер в роли Джима был похож на приукрашенного Диониса. Мег Райан изобразила Памелу, как распущенную принцессу хиппи. (Стоун позднее сказал, что Курсоны разрешили ему использовать музыку и лирику Джима при условии, что в фильме не будет ни намека на то, что Памела причастна к смерти Джима). Циники сказали, что «Doors» стал первым биографическим фильмом, где звезды были совсем не такими красавцами, как герои, которых они изображали, но фильм стал успешным в коммерческом плане, и даже сохранил некоторую флюидную целостность. Это возродило серьезный интерес к Doors, особенно к Джиму Моррисону, в результате чего появились новые книги о группе, ее певце и той эпохе.

Позднее фильм «Doors» был раскритикован Рэем Манзареком, который сотрудничал с создателями фильма. «Фильм о психоделической группе превратили в фильм о белом порошке, - объяснял десять лет спустя Рэй. – Это были два мира, которые никогда не пересекались. Парень с белым порошком понятия не имел о всеобъемлющем самосознании… Он превратил Джима в алкаша без чувства юмора. Никто не смеялся в этом кино. Эй! Мы были вечно накуренными придурками! Джим веселил всех. Мы много смеялись».

В двадцатую годовщину смерти Джима Моррисона в Париже произошли серьезные беспорядки. Советский союз развалился два года назад, и железный занавес, отделявший Восточную Европу от Западной, пал. В тот год несколько тысяч бывших европейских коммунистов отправились в Париж, чтобы посетить могилу Джима в день его смерти. Они слушали Джима почти двадцать пять лет без возможности установить какой-либо контакт. В полдень 3 июля тысячи поляков, немцев, чехов, словаков, латышей и русских собрались у могилы Джима. Они пили водку, курили дурь, ели, дрались, прелюбодействовали на ближайших памятниках и просто общались. Джиму бы это понравилось. К трем дня прибыли еще две тысячи молдаван, грузин, украинцев и румын, разогнав охрану. Власти забили тревогу и погнали всех с кладбища к пяти часам. Внушительная толпа ждала снаружи, потому что им не позволяли отдать дань памяти их рок-богу.

Вечеринка продолжилась, когда трехтысячная толпа высыпала на улицу за воротами. С наступлением ночи, люди развели костры. Все напились. Песни Джима звучали с множеством акцентов. В полночь люди подожгли припаркованную рядом машину и попытались протаранить ей кладбищенские ворота, чтобы потусить с Джимом. Внезапно CRS – наводящая ужас французская полиция для подавления бунтов, взяла ситуацию под контроль. Началась массовая паника, появились облака слезоточивого газа, пролилась кровь, разбили много машин и сотни людей получили ранения после того, как копы в черных кожаных плащах погнали непокорных фанатов Джима, прибывших из стран бывшего варшавского договора.

К тому времени многие места, где выступали Doors, уже не существовали. Клубы закрылись, психоделические залы исчезли, а большинство арен либо рухнули, либо были переоборудованы. Рок, как таковой, умер в начале девяностых, и был вытеснен альтернативной музыкой и приправленным героином гранж-движением, взявшем начало в Сиэтле. Сотни радиостанций сменили свой формат приспосабливаясь к новым группам (Nirvana, Pearl Jam, Stone Temple Pilots). Старые рок-группы сохранились на волнах «классического рока», вскоре сформировавших серьезное движение в определенных демографических группах. Doors стали главной составляющей радиостанций классического рока, где крутили такие поздние шедевры, как «L.A. Woman», «Riders on the Storm» и «Peace Frog», которые и по сей день являются самыми частыми заказами слушателей.

«Джим всегда хотел стать колоссом, - позднее сказал Робби Кригер. – Он хотел стать, как Beatles, и чтобы вокруг были девушки, которые выглядели бы так, словно спустились с небес. Но в те дни ничего подобного не было. Но будь Джим сегодня здесь, ему бы это понравилось. Потому что сейчас Beatles, Stones и Doors – это колоссы, понимаете?»

В конце двадцатого века Doors продали больше пятидесяти миллионов пластинок.

В 1994 году Doors были введены в «Зал славы рок-н-ролла». На церемонии, проходившей в отеле «Waldorf-Astoria» в Нью-Йорке, к уцелевшим Doors присоединилась сестра Джима, Энн Моррисон, засвидетельствовавшая оказанную брату честь от лица семьи Моррисонов. Эдди Веддер – харизматичный солист из Pearl Jam, позднее присоединился к Doors, чтобы спеть «Roadhouse Blues», «Break On Through» и «Light My Fire».

Потом Doors разошлись. Джон Денсмор в мемуарах 1990 года «Riders On the Storm» рассказывал, что история Doors, если смотреть глазами барабанщика, ужасала. Рэй Манзарек в мемуарах 1998 года «Light My Fire» отражал нападки Денсмора и утверждал себя, как стойкого идеолога шестидесятых с небольшим чувством юмора, разрушая миф о христианских проповедях и преследовании собственной выгоды.

Денсмор ответил в 2002 статьей в радикальном американском еженедельнике «The Nation», продолжая упрямо отказываться от очень выгодного коммерческого использования классических песен их группы. Джон Денсмор позиционировал себя законным наследником установок Джима Моррисона, что он, Джим Моррисон, американский творческий работник в области самосознания, который никогда не продавался.


В девяностые Джим Моррисон покоился с миром в своей могиле. Его фанаты, однако, продолжали буйствовать на «Пер-Лашез», устраивая на его могиле дневные марихуановые вечеринки и музыкальные импровизированные сессии, пока лавочку не прикрыли после фильма Оливера Стоуна, поставившего вопрос ребром. Директор кладбища объяснил парижской прессе, что ситуация выходила из-под контроля. Когда тридцатилетний срок аренды места для могилы закончился, появились сообщения, что тело Джима выкопают и уберут с кладбища, если наследники не удалят граффити с находившихся поблизости памятников и обеспечат охрану могиле.


В 1995 году наследники убрались на «Пер-Лашез» и учредили фонд для постоянной охраны. Большая бронзовая пластина была прикреплена к надгробию Джима. На ней была сделана гравировка на греческом «КАТA TON ΔAIMONA EAYTOY», которая переводится, как «Оставаясь верным своему духу».

В 2003 году Рэй Манзарек и Робби Кригер собрались без Джона Денсмора, отказавшегося присоединиться. Они пополнили свои ряды бывшим барабанщиком из Police Стюартом Коуплендом и британским певцом Айаном Астбери из группы Cult, чтобы сформировать новый Doors. Они успели дать концерт в Лос-Анджелесе (все билеты были распроданы) и провести вечеринку «Ангелы из ада» в Лас-Вегасе, прежде чем Денсмор и наследники Джима обратились в суд, заставив их сменить название. («Джон Денсмор окончательно уничтожил Doors», - сказал Рэй прессе). Затем Коупленд сломал руку в несчастном случае с велосипедом, и когда они нашли ему замену, чтобы продолжить тур, суд обязал их сменить название.

Рэй и Робби энергично продолжили работу с Айаном Астбери, басистом и менее одаренным барабанщиком, давая концерты под новым названием «Doors of the Twenty-firs Century». Они отправились в тур по Америке, часто играя в забитых под завязку частных домах старых фанатов Doors и молодых поклонников классического рока. Гениальная игра Айана Астбери в роли Джима Моррисона позволила группе впервые исполнить песни из альбома «L.A. Woman». Шоу часто начинались с «Roadhouse Blues» и «When the Music’s Over», очаровывая зрителей, приводя их практически в состояние транса. Астбери выглядел так, как мог бы выглядеть взявшийся за ум Джим Моррисон в сорок пять, и пел с уважением, тщательно интерпретируя классические песни Джима. Прерывистое, психоделическое световое шоу показывалось на большом экране за спиной группы, используя визуальные отсылки к старым импровизациям Doors. Общее впечатление от эффектов поражало на протяжении двадцати минут, потом Рэй начинал трепаться с публикой, впаривая предстоящие мероприятия, разрушая почти божественную иллюзию, вызывая разочарование собравшихся.

«The Doors of the Twenty-first Century» дали (все билеты были проданы) несколько концертов в Париже в декабре 2003. 8 декабря, в день, когда Джиму могло исполниться шестьдесят, Doors навестили его на «Пер-Лашез». Расставили свечи рядом с фанатами и туристами, находившимися у могилы. Небольшая церемония фиксировалась парой камер и двумя охранниками в форме, лишавшими мужества сотни рок-пилигримов, пришедших отдать дань памяти Джиму. Они играли музыку, пили вино, курили дурь или просто сидели на соседних надгробиях.

Меры предосторожности в виде охраны нужны были потому, что в конце того года французские власти, ответственные за туризм, объявили, что тридцать лет спустя со дня смерти могила Джима остается одним из самых посещаемых туристами мест Парижа.

Вот эта теплая, рука живая,

Такая жадная и хваткая, остынет

И в ледяном молчании склепа скрывшись,

Являться тенью днем, кошмаром — ночью будет,

И ты захочешь жизнь отдать и сердце иссушить,

Чтоб кровь пульсировала вновь в моей руке.

Но успокойся, посмотри —

Моя рука протянута к тебе.

Джон Китс

Примечания автора

В августе 2001, за месяц до того, как Америка оказалась перед лицом новой реальности, я читал журнал «Rolling Stone» у голубого бассейна на юге Франции, когда мне на глаза попалась статья «Незабываемый огонь» Микаила Гилмора, посвященная памяти Джима Моррисона, со дня смерти которого прошло тридцать лет. Вместо того, чтобы ходить, как обычно, вокруг да около, используя прежние клише касательно Doors, Гилмор сосредоточился на Джиме, как на безумно любящем, сострадательном человеке, который направил свое безумие и суицидальные помыслы на создание мрачных, но от того не менее прекрасных работ, оставшихся после его смерти. Закончив читать статью, я задумался, вспоминая, как впервые увидел Джима Моррисона, когда он вышел на сцену ныне разрушенного бостонского театра с пейотной звуковой аурой Doors, пульсирующей за его спиной. Выступление было таким зажигательным, а концерт, под руководством Джима, таким клёвым, что это изменило всю мою жизнь в тот вечер. Это была энергия, частью которой мне хотелось быть каждый день на протяжении всей моей жизни.

В те дни я не знал, что, по крайней мере для Джима Моррисона, эти выступления были настоящей мукой.

Вернувшись в Париж, я перечитал статью Микаила и решил изучить историю Моррисона. Многие вопросы касательно его жизни и смерти остались без ответов, те, кто знали его тогда, сейчас стали старше и умнее, и получить исчерпывающие сведения можно было как в Лос-Анджелесе, так и в Париже. Следующие два года я брал интервью у людей, которые знали Джима, и получал доступ к различным архивам и частным коллекциям. Джим относился к интервью, как некой форме искусства, и некоторые из его четких ответов на вопросы во время интервью являют много откровений, особенно если смотреть на это спустя годы. Мне удалось изучить почти все записи Джима, включая невыпущенный материал, несанкционированные записи live и великолепные сольные чтения стихов. Коллекционеры, в основном во Франции, предоставили записи появлений Джима на ТВ, а также его экспериментальных фильмов. Ключевым моментом стало то, что я смог просмотреть личные записные книжки Джима, находящиеся сейчас в частных руках. Когда я пишу о мыслях или чувствах Джима, то в базе лежат его слова, сохранившиеся на пленке, или его записи в дневниках.

Сейчас много опубликовано книг о Джиме Моррисоне и Doors, и некоторые в той или иной степени заслуживают доверия к своему содержанию. Теперь, многое переосмыслив, моя симпатия к авторам этих книг выросла. Список книг, о которых я бы хотел сказать, включает: «The Doors on the Road» Грега Шоу, «A Feast of Friends» Фрэнка Лисиандро и написанная Патрицией Батлер биография Памелы Курсон «Angels Dance and Angels Die». Должен так же отметить Джерри Хопкинса, который был первопроходцем среди рок-журналистов в «Rolling Stone», а его знания о Джиме Моррисоне являются в большинстве своем заслуживающими внимания.

В свои последние месяцы, проведенные в Париже, Джим Моррисон обзавелся очень узким кругом друзей. Сейчас только их воспоминания позволяют нам приоткрыть завесу одной из самых больших тайн нашей эпохи. Я бы не написал эту книгу без Жиля Йепремиана, Харви Мюллера и Филипа Далеки. Джим оставил у Филипа полиэтиленовый пакет со своими вещами за несколько дней до смерти. Десятилетия спустя Далеки нашел оставленный в комоде пакет. Там находились последние записные книжки Джима, катушки аудиозаписей, и частные папки с фотографиями – все это пригодилось мне в расследовании. Легендарная коллекция Жиля Йепремиана, где были собраны материалы Doors, так же оказалась неизмеримо полезной. Фотографии Джима в Париже, сделанные Харви, говорят сами за себя. Хочу сказать спасибо JHA и девчонкам, Хане и Говарду, Крису Дэйвису, американской компании «Airlines» (особ. Джону Сопрано), Биллу Глассеру и всем добрым псам в каньоне Топанга, Хелен Ли, Майку Зверину, Патрику Зербибу, Памеле дес Баррес, Виктору Бокрису, Дэйвиду Долтону, Альберту Гольдману, Полу Ротшильду, Гэри Стромбергу, Бобу Гибсону, Джону Гэби, Шугару Кэтзу, Гаю Вебстеру, Терезе Мюллер-Стивал, Рою Пэйсу, Леву Браунштейну, Кэролу Стоккеру, Энн-Селесте Далеки, W.H.M. Magicel, Питеру Саймону, Корли Саймон, Джо Перри, Джону Бионелли, журналу «Rolling Stone», Джеймсу Исааксу, Дэйвиду Виннеру, Марии Эвангелинис, архивам Майкла Ошса (особенно Хелен Эшфорд и Полу Чесни), «Archive of Rock», «Vin des Perenees», Гли Анджели, Микеланджело Антониони, Дэйвиду Виглиано и бродвейскому «Big Buddha».

Отдельное спасибо моему смелому издателю Биллу Шинкеру, моему обладающему глубокими знаниями редактору Брэндону Кэхиллу и каждому из замечательной команды «Gotham Book»: Патрику Малигану, Карен Мейер, Лизе Джонсон, Мелани Кох, Элин Акелис, Гектору де Жан, Рою Лундгрену, Сьюзен Шварц, Бобу Войчеховски, Джозефу Милсу, Сабрине Бауэрс, Рашель Нэшнер и Крэйгу Шнайдеру – экстраординарному литературному сотруднику.

Список используемых материалов

Artaud, Antonin. The Theater and Its Double. New York: Grove Press, 1958.

Ashcroft, Linda. Wild Child: Life with Jim Morrison. London: Hodder & Stoughton, 1997.

Ashcroft, Linda. Wild Child: Life with Jim Morrison. New York: Thunder's Mouth Press, 1997.

Babitz, Eve. "Jim Morrison Is Dead and Living in Hollywood." Esquire, March 1991.

Blackburn, Richard. "Jim Morrison's School Days." Crawdaddy. May 1976.

Bockris, Victor. Unpublished audiotape transcription of a 1993 conversation with Albert Goldman regarding Jim Morrison.

Boettcher, Thomas D. Vietnam: The Valor and the Sorrow. Boston: Little, Brown, 1985.

Butler, Patricia. Angels Dance and Angels Die. New York: Schirmer, 1998.

Carpenter, John. "Jim Morrison." L. A. Free Press. July 19, 1968.

Celine, Louis-Ferdinand. Journey to the End of the Night. Boston: Little, Brown, 1934.

Charlesworth, Chris (ed.) The Doors (booklet notes for box set). Elektra Entertainment Group, 1997.

Chorush, Bob. "The Lizard King Reforms." L. A. Free Press. January 15, 1971.

Coover, Robert. "A Hell of a Way to Peddle Poems." An Hour for Magic, edited by Frank Lisciandro. New York: Delilah, 1982.

Cruz, Merced Valdez. The Doors: Los Dias Extranos. Mexico City: Lopez, 1999.

Cuscuna, Michael. "Behind the Doors." Downbeat, May 28, 1970.

Dalton, David. Mr. Mojo Risin'/Jim Morrison/The Last Holy Fool. New York: St.

Martin's Press, 1991.

Dalton, David. "The Marble Index." Gadfly, June 2002.

Densmore, John. Riders on the Storm: My Life with Jim Morrison and the Doors. New York: Delacorte Press, 1990.

Densmore, John. "Riders on the Storm." The Nation, July 8, 2002.

Des Barres, Pamela. I'm with the Band. New York: Beech Tree Books, 1987.

Des Barres, Pamela. Rock Bottom. New York: St. Martin's Press, 1996.

Didion, Joan. "Waiting for Morrison." The Saturday Evening Post, March 9, 1968.

Diehl, Digby. "Jim Morrison: Love and the Demonic Psyche." Eye. April 1968.

Dixon, Willie, with Don Snowden. I Am the Blues. New York: Da Capo, 1990.

The Doors. Dance on Fire: Classic Performances and Greatest Hits (1985). Universal City (Cal.): Universal Video, 1997.

The Doors. The Doors Are Open: The Roundhouse, London, Sept. 1968. Burbank (Cal.): Warner Reprise Video.

The Doors. Feast of Friends (1969). Paris (France): Bootleg DVD.

The Doors. Live in Europe 1968. Los Angeles: Eagle Rock Video, 1999.

The Doors. Live at the Hollywood Bowl (1968). Universal City (Cal.): Universal Video, 1997.

The Doors. No One Here Gets Out Alive: The Doors' Tribute to Jim Morrison. Los Angeles: Eagle Vision (DVD).

The Doors. The Soft Parade-A Retrospective (1969). Universal City (Cal.): Universal Video, 1997.

Farina, Richard. Been Down So Long It Looks Like Up to Me. New York: Dell, 1966.

Fong-Torres, Ben. "Jim Morrison's Got the Blues." Rolling Stone. March 4, 1971.

Fowlie, Wallace. Rimbaud and Jim Morrison. Durham: Duke University Press, 1993.

Gershman, Mike. "Apathy For The Devil." Rock, November 1970.

Gilmore, Mikal. "The Unforgettable Fire." Rolling Stone, August 30, 2001.

Ginsberg, Allen. Collected Poems 1947-1980. New York: Harper & Row, 1984.

Goldman, Albert. Freakshow: Misadventures in the Counterculture, 1959-1971.

New York: Cooper Square, 2001.

Goldstein, Richard. "Pop Eye." Village Voice, March 23, 1967.

Goldstein, Richard. "Pop Eye," Village Voice, June 22, 1967.

Grace, Francine. "Vibrant Jazz Rock Group at Gazzarri's." Los Angeles Times, February 28, 1967.

Graham, Bill, and Robert Greenfield. Bill Graham Presents. New York: Doubleday, 1992.

Halbert, James. "This Is the End." Classic Rock. July 2003.

Holzman, Jac, and Gavan Daws. Follow the Music. Santa Monica: First Media Books, 1998.

Hopkins, Jerry. The Lizard King. New York: Charles Scribner's Sons, 1992.

Hopkins, Jerry. "The Rolling Stone Interview: Jim Morrison." Rolling Stone, July 26, 1969.

Hopkins, Jerry, and Danny Sugarman. No One Here Gets Out Alive. New York: Warner Books, 1980.

Huxley, Aldous. The Doors of Perception / Heaven & Hell. New York: Harper Colophon, 1963.

Jahn, Mike. Jim Morrison and the Doors. New York: Grosset & Dunlap, 1969.

Jones, Dylan. Jim Morrison, Dark Star. New York: Viking Press, 1990.

Kamp, David. "Live at the Whisky." Vanity Fair. November 2000.

Kaufman, Phil, and Colin White. Road Mangler Deluxe. Glendale (Cal.): White/Boucke, 1993.

Kerouac, Jack. On the Road. New York: Viking Press, 1957.

Kinnealy, Patricia. Strange Days. New York: Plume, 1993.

Leary, Tim. Psychedelic Prayers. Kerhonkson N.Y.: Poets Press, 1966.

Lesprit, Bruno. "The Doors of the 21st Century: Quand le Rock S'addonne a la Necrophilie." Le Monde, Dec. 11, 2003.

Lipton, Lawrence. The Holy Barbarians. New York: Grove Press, 1959.

Lisciandro, Frank. Jim Morrison: An Hour for Magic. New York: Delilah, 1982.

Lisciandro, Frank. A Feast of Friends. New York: Warner Books, 1991.

Mailer, Norman. An American Dream. New York: The Dial Press, 1965.

Mailer, Norman. Why Are We in Vietnam? New York: G.P. Putnam, 1967.

Manzarek, Ray. Light My Fire: My Life with the Doors. New York: Putnam, 1998.

Marsh, Dave. Before I Get Old-The Story of The Who. New York: St. Martin's Press, 1983.

McClure, Michael. The Adept. New York: Delacorte, 1971.

McClure, Michael. The Beard. New York: Grove Press, 1967.

McClure, Michael. Lightning The Corners. Albuquerque: University of New Mexico Press, 1993.

Milne, A.A. When We Were Very Young. New York: E.P. Dutton, 1924.

Moddemann, Rainer. Doors. Koningswinter (Germany): Heel Verlag, 1990.

Moddemann, Rainer, with Gilles Yepremian. The Doors on Stage. Geneva:

Moving Sound Books, 1996.

Morrison, Jim. The American Night. New York: Vintage, 1991.

Morrison, Jim. Arden Lointain. Paris: Christian Bourgois, 1988.

Morrison, Jim. HWY (1969). Paris: Bootleg DVD.

Morrison, Jim. The Lords and the New Creatures. New York: Simon and Schuster, 1970.

Morrison, Jim. Une Priere Americaine et Autres Ecrits. Paris: Christian Bourgois, 1985.

Morrison, Jim. Seigneurs et Nouvelles Creatures. Paris: Christian Bourgois, 1976.

Morrison, Jim. Wilderness: The Lost Writings of Jim Morrison. New York: Vintage, 1989.

Muller, Herve. "Lord Jim." Rock & Folk (France), February 1979.

Muller, Herve. "Jim Morrison." Globe (France), October 15, 1990.

Ortiz, Ricardo. "L.A. Women: Jim Morrison with John Rechy." The Queer Sixties (Patricia Smith, ed.). London: Routledge, 1999.

Paglia, Camille. "Cults and Cosmic Consciousness: Religious Vision in the American Sixties." Arion, Winter 2003.

Perr, Harvey. "Stage Doors." L. A. Free Press. August 8, 1969.

Pinter, Harold. The Caretaker & The Dumbwaiter. New York: Grove Press, 1961.

Powledge, Fred. "Wicked Go the Doors." Life, April 12, 1968.

Prochnicky, Jerry, and Joe Russo. Jim Morrison: My Eyes Have Seen You. San Marcos (Cal.); AM Graphics, 1996.

Reuzeau, Jean-Yves. Jim Morrison et les Doors. Paris: Librio Musique, 2001.

Rimbaud, Arthur. Illuminations. New York: New Directions, 1966.

Riordan, James, and Jerry Prochnicky. Break On Through. New York: Morrow, 1991.

Rocco, John. (ed.). The Doors Companion. New York: Schirmer, 1997.

Ronay, Alain. "Jim and I / Friends Until Death." King (Italy). July, 1991.

Rush, Robert. "The Doors in Philadelphia." The Psychedelic News. July 2000.

Sander, Ellen. Trips: Rock Life in the Sixties. New York: Scribners, 1973.

Shaw, Greg. The Doors on the Road. London: Omnibus, 1997.

Sparrow, Poe. "The Doors: Re-visited." The Unabridged Poe Sparrow. Internet Website. Undated.

Slick, Grace, with Andrea Cagan. Somebody to Love. New York: Warner Books, 1998.

Stevenson, Salli. "An Interview with Jim Morrison." Circus. January 1971.

Sugarman, Danny, with Benjamin Edmonds. The Doors: The Illustrated History.

New York: William Morrow, 1983.

Sugarman, Danny. Wonderland Avenue. New York: Morrow, 1989.

Sugarman, Danny (ed.). The Doors / Complete Lyrics. New York: Hyperion, 1991.

Tobler, John, and Andrew Doe. The Doors. London: Proteus, 1984.

Wager, Gregg. "Murray Lerner's Film Message to Love." The Doors Collector's Magazine. 2002.

Wallis, Dave. Only Lovers Left Alive. New York: E.P. Dutton, 1964.

Warhol, Andy, and Pat Hackett. POPism: The Warhol '60s. New York: Har-court Brace Jovanovich, 1980.

"Warhollywood! Andy in L.A." LA Weekly, May 24-30, 2002.

Whitcomb, Ian. Rock Odyssey: A Musician's Chronicle of the Sixties. Garden City: Doubleday/Dolphin, 1983.

Zwerin, Michael. "Jazz Journal." The Village Voice. March 7, 1968.


© Перевод: Виталий Вавикин, 2015



Комментариев: 29 RSS

В настоящее время начал работу над переводом книги Рея Манзарека "Light my fire". За книгу спасибо Олегу.

Выкладывать буду так же на сайте по главам.

Большое Вам спасибо, уважаемый Виталий, за изумительные часы, которые Вы подарили мне, и всем, кому интересны 60-е, Моррисон и Дорз!!!

Я бы тоже добавил: Спасибо Виталию Вавикину за его большой труд.

P.S. «КАТA TON ΔAIMONA EAYTOY», которая переводится, как «Оставаясь верным своему духу». Я встречал в интернете и такой перевод "Он жил под управлением демона",что то в этом есть.

Корректировочка :)) «КАТA TON ΔAIMONA EAYTOY» http://forum.lingvo.ru/actualpost.aspx?bid=19&tid=24207&mid=150483&p=1&act=quot

Виталий,здравствуй! второй абзац и в тексте "Джим всегда хотел стать колоссом"-это имеется в виду?

Потрясающая книга!Чуть суховатое расследование всей жизни Джима буквально по дням,без оценки автора.Все мнения о его жизни составляет сам читатель.Огромный труд автора и такая же серьезная работа переводчика.По моему ЕДИНСТВЕННАЯ. СПАСИБО!

Олег, Дэйвис написал: «которая может быть переведена, как «True to his own spirit». Я лишь дословно перевел то, что написал автор книги. Сам я основ греческого не знаю, да и друзей у меня с подобными знаниями нет, чтобы спросить. Так что доверюсь дословному переводу слов С. Дэйвиса.

Кстати, до прочтения этой книги, я бы тоже отдал предпочтение «Он жил под управлением демона», но сейчас мне кажется, что больше подходит «Верен своему духу».

Аноним. Извиняюсь. Не «колосом», а «колоссом».

И вам всем спасибо за то, что читали и не забывали оставлять отзывы. Без вас я бы не закончил перевод – прочитал в оригинале и на этом бы все закончилось. Серьезно. Потому что после первых переведенных глав человек, который попросил меня сделать перевод (без него я бы вообще не узнал об этой книге) потерял интерес к Джиму Моррисону и группе Doors. Так что я хотел бросить перевод и заняться просто чтением книги, которая меня самого очень заинтересовала. Но потом появились ваши отзывы, и я увидел, что книга интересна и другим людям…

Георгий9
2015-05-25 в 11:06:48

Виталий, спасибо, прочитал на одном дыхании! Буду ждать перевода Light My Fire.

Георгий, спасибо! Перевод первой главы Light My Fire уже готов, вчера выложил http://vavikin-horror.ru/page/glava-1-smert-dzhima-morrisona-01-light-my-fire

Надежда11
2015-05-25 в 18:17:57

"Фотографии Джим в Париже, сделанные Харви, говорят сами за себя." - Джима

А вообще, спасибо. Даже нет, не так - СПАСИБИЩЕ ))))))))))))))

Виталий,сохранилась вторая ошибочка с колоссом. Вверх от "Примечания автора" на десять абзацев.

Спасибо Вам за перевод этой чудесной книги!

Благодарю Вас от всей души, Виталий!!!

И желаю Вам здоровья и удачи!

Спасибо огромное за подаренный перевод и Ваш огромный труд. Книга отличная и мне очень нравится сдержанная позиция автора по отношению к главному герою. Читатель сам должен заряжаться и кипеть интересом и эмоциональными головокружительными картинами, которыми наполнена книга. Интересно в оригинале такая же позиция у автора или Вы все же немного адаптировали перевод?

Небольшие помарки, которые все же присутствуют - это не беда и в процессе исчезнут вовсе. Тем более не так много их и было.)

Скажите, не не хотели бы Вы заняться переводом сборников стихов Джима? А ещё более интереснее, курсами критики Уоллиса Фоули "Рембо и Д.Моррисон: бунтарь, как поэт"???

Мне крайне интересны теперь эти переводы. Может подскажите где их найти?

Стас, мне тоже книга понравилась. Что касается стиля, то я старался сделать перевод максимально приближенным к стилистике автора, хотя долго не мог привыкнуть (части с четвертой-пятой, наверное, рука набилась).

По поводу других переводов, то я уже взялся за перевод книги Р. Манзарека «Light My Fire . Моя жизнь с Doors», но идея насчет Фоули выглядит привлекательно… Посмотрю, как будут дела со временем, хотя маловероятно, что потяну перевод сразу двух книг (сейчас и на одну с трудом выкраиваю время). Что касается перевода стихов Д. Моррисона, то, как сказал Манзарек:

«Для Джима это было сбором слов из эфира. Затем помещение их в художественное наложение. Образы. Глубокие и проникновенные. Исповедальные. Иногда мирские, чаще сложные для понимания. Всегда со смыслом. И обычно с многоуровневым значением».

Я это к тому, что их не получится просто так взять и перевести. Нужно врубаться в ассоциации, значения, символизм. Понимать, где слово используется скорее для рифмы, чем для смысла, а где наоборот… Плюс Джима иногда заносит … В общем, вместо стихов лучше почитать (в переводе) курсы критики Фоули. А то будет, как Шекспир в переводе Маршака – звучит хорошо, но от Шекспира там мало осталось… (Было бы хорошо, чтобы стихи Моррисона переводил человек, для которого английский – второй родной язык. Тогда было бы лучше всего, при условии, что переводящий хоть немного бы понимал творчество Джима).

Кстати, я неоднократно натыкался в сети на переводы стихов Д. Моррисона. Никогда не задавался целью, но я, если честно, удивлен, что нет любительских переводов его сборников.

Совершенно верно, при переводе песни FIVE TO ONE столкнулся с непереводимой игрой с глаголом GOT, весь текст на этом построен - один глагол и столько значений. Кому интересно, вот перевод:

Пять к одному, детка

Один из пяти

Никто не выйдет

отсюда живым

Свое получит, детка

Каждый из нас

Вместе попробуем это сейчас

Старик стареет

молодой растет

Займет неделю

А может и год

У них стволы, но

мы пойдем толпой

Победа наша, да

возьмем без боя

Уроки танцев в прошлом, детка

Ночь накрыла мир

И тени вечеров унылых

сквозь годы пролегли

Вот ты идешь по залу

Цветы несешь в руке

И что то говоришь

на непонятном языке

Часы работы за пригоршню монет

Вместе, детка встретим этот рассвет

Да, действительно нет любительских сборников. И я полностью согласен, что в Моррисона нужно именно "врубаться" как и поступали во времена бибопа и после. Последнее время заметил, что многие интересующие меня зарубежные авторы, успевшие стать классикой мировой литературы до сих пор не переведены на русский язык. Надеяться и ждать конечно можно, но это в некотором смысле утопия. Понял, что просто срочно необходимо углубляться знания в английском.)

Р.Манзарека в вашем исполнении с удовольствием прочту. Думаю параллельно буду читать оригинал для практики. А если и Фоули подоспеет, то счастью не будет конца. Удачи вам.

P.S.Олег, спасибо за "five to one".

Забыл подписаться в предыдущем коментарии. Всем отличного настроения!

Манзарека в вашем исполнении с удовольствием прочту. Думаю параллельно буду читать оригинал для практики.

Удачи в начинаниях. Будут вопросы с переводом, обращайтесь в личку - помогу, чем смогу, объясню... Хотя начинать лучше не с Манзарека - у него очень неправильное построение предложений. Больше похоже на разговорный стиль. Конечно, если знать более-менее правила построения предложений в английском, то разобраться несложно, но если эти знания малы, то начинать лучше с более литературных текстов. Я, например, начинал с "Крестного отца" Марио Пьюзо.

Маэстро24
2015-07-02 в 14:06:41

Прочёл от"корки до корки".СПАСИБО СПАСИБО СПАСИБО!!!Будто сам побывал рядом с ДЖИМОМ.ХРАНИ ВАС ГОСПОДЬ.

И Вам спасибо за такие теплые слова... Только здесь, пожалуй, главная роль - это гигантская и вдумчивая работа, проделанная автором книги. Без трудов Стивена Дэйвиса не было бы этого перевода.

Огромное спасибо за ваш труд. только что закончила чтение, а две недели назад была в Париже, на Пер-Лашез, на Ботрейи 17..

я под впечатлением, очень грустно, очень жаль, такая судьба(

Это лучшая книга о Моррисоне и группе, что я читал, а читал я почти всё, что издано на русском. Спасибо, Виталий, что своим переводом дали нам доступ к тексту этого расследования.

Михаил, полностью с вами согласен - книга действительно очень сильная. По сути и взялся за ее перевод, т.к. понравилась.

Спасибо за перевод. Но после её прочтения образ Джима потерял большую часть очарования для меня. Раньше я жалел о его ранней смерти. Теперь нет. Как член дорз он бы ничего стоящего не создал ( а как оказалось и не собирался). Кроме того, у него были проблемы с голосом. Не люблю его последний альбом. Вот первые два можно слушать полностью. Продолжал бы переводить бумагу своим извращенным бредом полным комплексов и чуши. Покойся с миром, Джим.

Буду читать Манзарека. Жду перевода. Денсмора уже прочел.

Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей